Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Прилетели

Я обожаю российское консульство! Все слышите? Я ОБОЖАЮ российское консульство! Это крутые приколы с обломами, когда вроде всё к лучшему, но мимо.
Много времени назад, в октябре, я сдала им документы на оформление нового загранпаспорта. В Бонн. Сегодня неождиданно задумалась: а когда ж он уже придёт мне в руки? Время-то идёт. Захожу на любимый сайт.
И нахожу объявление, что отныне делами Баден-Вюртемберга будет заниматься новое, свежеоткрытое консульство во Франкфурте!!!
Туда ехать 1 час, а в Бонн 5 часов.
Можно вставать в любое время, не обязательно в 3 часа ночи, чтобы успеть на поезд.
Но это всё не для меня!!!
Стоило мне обрадоваться, что у нового консульства даже телефон работающий и отвечающий имеется, как меня обрадовали ещё больше: раз я УЖЕ сдала документы в Бонн, то и получать паспорт мне надо в Бонне! А когда - хз. Звоните им. У нас вас много таких из Баден-Вюртемберга. А ничего не знаем, что на нашем же сайте написано "по ВСЕМ вопросам обращаться во Франкфурт" и "убедительно просим СТРОГО придерживаться территориального принципа". В Бонн, девушка.
Ну что тут сказать??

А началось всё с того, что мне вздумалось купить билет на самолёт на апрель. Потому что скидки. И я неожиданно вспомнила, что фамилия к тому времени может поменяться. В авиакомпании меня обнадёжили: "Не знаете точно фамилии - не покупайте билет. Совсем!" Нахер вы нам. У меня сыр выпал изо рта: даже в Аэрофлоте мне говорили, что старая фамилия в билете и новая в паспорте вкупе с документом о смене фамилии вполне годятся для осуществления перелёта. А тут безапелляционно - сиди дома.

И неизвестно, будет ли к апрелю новый паспорт. И куда за ним ехать. И заберут ли старый, если выдадут новый, я тоже не знаю.
Вот и полетали.

Ураган "Кирилл"

"Какой сильный ветер", - подумала я, выйдя из дома утром.
Днём получила письмо от преподавательницы немецкого: "В связи с ураганом занятие сегодня отменяется".
А потом почитала новости. Ахтунг, ребята. 

Collapse )

Франкфурт. Вилькомен!

Сверху Германия ничем не отличается от России. Такие же геометрически правильные лоскуты полей. Может, цвет чуть другой. Мало ли, что у них тут растёт в это время года. Наш самолёт идёт на посадку во Франкфурте. Этот город раскинулся под нами на много километров. Видим на холме у реки огромный газон, изображающий футбольный мяч и слово «Welcon». Догадываюсь, что должно быть «Welcome!», но окончание почему-то отсутствует. Может, цветы не взошли? Всё равно картина потрясает. Сразу хочу попасть на чемпионат мира по футболу. Страшно даже предположить, сколько будет стоить билетик…
Успеваю запечатлеть небоскрёбы в центре Франкфурта и его огромный аэропорт. Всё, сели. Ну здравствуй, чужая земля…
Нет, «Фрапорт» только показался мне огромным. На самом деле он необъятен! Это не просто пара зданий, это целый город!!! Куда там «Домодево» до него. И нас везут на автобусе вокруг этого города из стекла и бетона, и кажется, что края не будет. Вот наконец подъезжаем ко второму терминалу и выходим.
Внутри аэропорт оказался безлюдным. Ещё бы, это сколько людей нужно сюда пригнать, чтобы заполнить такое пространство. Везде есть надписи на английском, и по ним мы вычисляем, где нас ждёт багаж. Впрочем, вокруг сплошь русские с того же самолёта.
На паспортном контроле я осмелела до такой степени, что даже заговорила по-немецки. «Гутен таг!» - говорю. Немец в форме улыбается мне и смотрит в паспорт. С визой всё в порядке. Он ставит печать, и я опять смелею: «Данке!». Ну я храбрая.
Саша проходит контроль после меня, и ему совсем не надо ничего говорить.
Остаётся 25 минут до поезда, а нам надо получить багаж и найти железнодорожную станцию. С первым справились быстро, а со вторым не всё оказалось так просто. Шли по указателям на Railway station, коих в здании изобилие. В итоге почему-то вышли к автобусной остановке. Вернулись в холл, покружили, поискали ещё указатели. Нет, всё верно – они обрываются у остановки автобуса. Ничего не понимаем. И даже рельсов нигде нет! Просим помощь зала – я спрашиваю на отвратительном английском, как попасть на станцию. Все почему-то показывают на автобус и говорят: «Некст стоп». Да хоть прибейте меня, не вижу я, чтобы за автобусом была ещё одна остановка, и на ней стояли поезда! Вспоминаю Речной вокзал в Новосибирске. Много-мого остановок в ряд. Но здесь она одна!
Голова от волнения перестаёт работать.
Видим часы и понимаем, что наш поезд только что ушёл. Следующий – через час. Можно расслабиться и поискать станцию.
Ура, я нашла схему аэропорта! Оказвается, станция находится в другом терминале. Дойти туда пешком за час нереально. Да ещё с багажом. И тут до нас доходит смысл выражения «Некст стоп». Залезаем в автобус, на которм написано «Terminal 1». Я волнуюсь, и от этого пытаюсь говорить на жуткой помеси английского и немецкого. Слова смешались в голове. «Entschuldigung,- обращаюсь я к водителю. – Can we get to the railway station by this bus?». Yes, говорит. Следом за мной заходит Саша и что-то уточняет на русском. К моему удивлению и позору водитель отвечает ему на чистом русском! Наши везде…
Пара минут, и поездка заканчивается у первого терминала. Уже не русском расспрашиваем водителя, как попасть на станцию. В здание и дальше по указателям. Хммм… Но есть ещё одна важная задача – позвонить профессору. Ведь он будет нас встречать, а мы приедем следующим поездом. Достаём мобильник – наш родной Билайн сменился загадочным T-Mobile. Какое счастье, что роуминг включился автоматически!
Набираем номер профессора, заранее выписанный в блокнотик. Я помню, что у него в это время лекия, и готовлюсь по-немецки объяснить секретарше суть дела. Слова путаются. Неожиданно в трубке мужской голос произносит: «Дёрфлер». Всё, я в панике. «Hello! Dear professor Doerfler…» - лопочу я как-то беспомощно. Беру себя в руки и объясняю по-английски, что мы приедем следующим поездом, в 17:00. Он обещает встретить, и мы со спокойной душой отправляемся на поиски вокзала…
Архитектор аэропорта был молодец. (Как в моём любимом спектакле «День радио»: «Молодееец!») От таких лабиринтов я была бы в детстве в полном восторге. Но сейчас нет времени. Снова идём по указателям – вверх, направо, налево, покружили, вниз. Ура! Попадаем на платформу. Вот рельсы. Вот расписание. А где касса?!
Какой-то добрый дяденька вдруг обращается ко мне по-русски, и я ему рассказываю, что нам нужно в Карлсруэ, но как туда попасть – не знаем. Он рассказывает, что касса находится этажом выше. Даёт какую-то бумажку, в которой написан маршрут до Карлсруэ, с пересадкой в Майнце. Память мне окончательно изменяет, я не помню, где Майнц. Только помню, что должен быть Манхайм. Ладно, пофигу. Иду в касссу. Бедная немка, она с трудом поняла, на каком языке я к ней обращаюсь. В итоге я протягиваю выданную заботливым дяденькой бумажку. Она выбивает два билета. Всего около 30 евро. Но я помню, что наш поезд стоит 32 на каждого. Возвращаюсь к Саше, читаем билеты вместе. До поезда 20 минут. И тут до нас доходит весь ужас: да, мы действительно сможем попасть в Карлсруэ, но действительно через Майнц. То есть кружным путём. Будем на месте в 18:32, а профессор будет ждать нас в 17:00!
Я бегу в кассу. Объясняю той же немке, что мне нужен билет на Intercity Express, она смотрит на меня дикими глазами… Перебивает билет. О, существенно дороже – уже 64 евро на двоих! Зато похоже на правду.
Нам нужна платформа 5.
Мы находимся на платформе 3. Остаётся 15 минут.
Поднимаемся на эскалаторе до кассы, следуем указателям на платформы 4-7. Они должны быть где-то рядом. Не тут-то было!!! Их мы нашли в другом здании! Архитектор – опять молодец.
Выручили эскалаторы. Как только мы оказались на платформе 5, подошёл наш экспресс. Итого мы провели в аэропорту полтора часа, и всё это время искали поезд, и успели кое-как. На всякий случай я уточнила у проводницы: «Entschuldigung, wir brauchen to get to Karlsruhe, does this train go there?» Кто понял, что я сказала, пятёрка с плюсом. Проводница ответила мне: «Да».
И вот мы сидим в комфортабельном экспрессе, несущемся со скоростью 170 км/ч по чистенькой причёсанной Германии. Я чувствую себя так, будто провалила экзамен. Тоже мне, полиглот… Прошу Сашу говорить по-английски. Когда выгдядишь идиотом, не хочется позорить родину.
Постепенно стресс проходит, и наш английский становится ровным и почти грамотным. Всю дорогу до нашей станции мы свободно общаемся друг с другом на этом языке.
  • Current Music
    Чужая земля (Наутилус Помпилиус)

Германия. Начало

Розовое сибирское солнце уже встало над горизонтом, осветило взлётные полосы и стоящие в ряд самолёты, отразилось от стёкол здания аэропорта «Толмачёво». Мир сузился до размеров иллюминатора. Наш «боинг» уже выворачивает на взлётную, а я до сих пор не понимаю, что происходит. И не боюсь.
Вот мы в небе. Волнения нет, только хочется кушать. И появляется лёгкий страх того, что через несколько часов придётся объясняться на чужом языке. Чувствую себя неготовой. На всякий случай пролистываю тетрадку с немецких курсов.
Красавицы-стюардессы несут завтрак. Мне трудно оторваться от иллюминатора – когда ещё придётся так смотреть на землю. Там, наверху, понимаешь, как она красива. Я не знаю, что видят космонавты, но наверное они тоже чувствуют, что земля прекрасна, и на ней не должнобыть междоусобиц, самоубийств и отчаяния…
После завтрака вновь ударяюсь в лирику. Пролетаем над Уралом. И эти складочки называют горами? А чего такие маленькие? Вот на Алтай бы сверху посмотреть…
Над Москвой делаем большой круг. Видимо, в «Домодедово» очередь на посадку. Достаю свой фотоаппарат и начинаю снимать. Ничего не получается. Все виды будто в сизой дымке. Но я не останавливаюсь и продолжаю щёлкать затвором.
В Москве сразу идём на выход – встречать Доктора. Он молодец, всегда готов приехать в аэропорт, если мы там ждём стыковочного рейса. Игорь такой же, как всегда – чуть невыспавшийся, заразительно-весёлый. Час общения с ним пролетает незаметно. Я успеваю сделать несколько кадров с ним. Саша вспоминает про нашу тетрадку с пожеланиями, и я вручаю её Доктору. Пускай тоже что-то напишет.
Вот мы снова идём на регистрацию. Долго стоим в очереди на паспортном контроле, после чего нам быстро ставят печать в паспорт, даже не глядя на лица. Всё, Родина отпустила…
В зале ожидания рейса мне вдруг начинают жечь карман российские деньги. Осталось 140р., но ведь я их нигде уже не поменяю, значит, надо потрартить! Иду по магазинам, попадаю в книжный. И пока я прицениваюсь к журналу «DigitalPhoto Мастерская» (не хватает буквально чуть-чуть!), объявляют наш рейс.
Только в самолёте я понимаю, что теперь Россия осталась позади. И вдруг становится так спокойно. Уходит преследовавшая меня в течение недели паника перед чужим наречием. Уходит грусть, от которой всю неделю хотелось всплакнуть. Родина отпустила. Европа ждёт! Вспоминаю слова мамы. «Я прислушиваюсь к себе, и у меня на сердце спокойно. Значит, всё будет хорошо. Должно же материнское сердце чувствовать?». И мне спокойно.
  • Current Music
    I'm going under... (Evanescence)